Вторник, 19.11.2019, 00:04
Москва, Президенту...
Обращения Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Рубрики
  • Обращения
  • Новости
  • Информация о сайте
  • Форум
  • Группа "ВКонтакте"
  • Страница в Facebook
  • Twitter-аккаунт
  • Связь с администрацией
  • К сведению
  • Письмо не опубликовано?
  • Осторожно: "эксперты"!
  • Новости
    Опрос
    Что является главной проблемой современной России?
    Всего ответов: 1544
    Объявления




    Сообщество
    Из форума
  • Самый плохой редактор в Интернете. Наймите др. программиста (3)
  • Адаптация Евангелия (3)
  • Кто контролирует ЖКХ? (2)
  • 4 ноября (4)
  • Вопрос на засыпку НАТОвцам (4)
  • Статистика
    Онлайн всего: 2
    Гостей: 1
    Пользователей: 1
    bukhalov
    Карта посещений
     
    Главная » 2019 » Июль » 8 » О необходимости введения в ФЗ Об оружии права физических лиц как имеющих, так и не имеющих гражданства, на оборот оружия
    17:27
    О необходимости введения в ФЗ Об оружии права физических лиц как имеющих, так и не имеющих гражданства, на оборот оружия
    Уважаемый Владимир Владимирович!
    Существует необходимость введения в ФЗ Об оружии права физических лиц как имеющих, так и не имеющих гражданства, на оборот оружия, поскольку согласно п. 8) и 9) ст. 10 ФЗ Об оружии, субъектами, имеющими право на приобретение оружия, являются граждане РФ и иностранные граждане, но согласно п. 4) ст. 10 данного ФЗ, ими также являются физические лица, занимающиеся коллекционированием или экспонированием оружия. При этом понятие физического лица включает не только граждан, но и лиц без гражданства, а отсутствие права на приобретение и иной оборот всех видов гражданского оружия, и иного оружия, предусмотренного ФЗ Об оружии, которое может быть приобретено гражданами, согласно положениям ФЗ Об оружии, нарушает конституционные принципы высшей ценности человека, его прав и свобод и равенства всех перед законом и судом и не оказывает благоприятного влияния на борьбу с насильственной преступностью, увеличивая количество неучтенного оружия, подлежащего регистрации, и число случаев незаконного оборота оружия и нарушения правил его оборота, а также возникновения конфликтных ситуаций при обороте оружия и определении права собственности на оружия либо при совершении иных действий, повлекших обвинение в обнаруженных незаконных действиях с оружием или фабрикацию обвинений в указанных действиях.
    Выделение в п. 4) ст. 10 данного ФЗ в отдельную категорию субъектов, имеющих право на приобретение оружия, физических лиц, занимающихся коллекционированием или экспонированием оружия, может означать наличие права на приобретение видов гражданского оружия, правила приобретения которых отсутствуют, лицами без гражданства, имеющими лицензии или иные документы, выданные властями иностранных государств, дающие им право на коллекционирование или экспонирование оружия, или не имеющими указанных документов, но указывающих на приобретение такого оружия в целях его коллекционирования или экспонирования, при этом порядок приобретения такого оружия в целях его коллекционирования или экспонирования лицами без гражданства не предусмотрен, а приобретение видов гражданского оружия, приобретение которых ограничено, им запрещено, учитывая положения ст. 13 и 14 ФЗ Об оружии, если иное не предусмотрено международным договором РФ (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ). Это дает им право на свободное приобретение именно тех видов гражданского оружия, правила приобретения которых отсутствуют (ч. 3 ст. 15 Конституции РФ и п. 1 и 2 ст. 129 ГК РФ), а правила приобретения других видов гражданского оружия или иной порядок приобретения ими оружия могут быть предусмотрены только международным договором РФ.
    Таким образом, лица без гражданства могут приобретать без лицензии в целях коллекционирования виды гражданского оружия, приобретение которых не ограничено ст. 13 и 14 ФЗ Об оружии, но в ФЗ Об оружии отсутствуют правила приобретения оружия без лицензии в целях коллекционирования и запреты на оборот любыми лицами видов оружия, приобретаемых без лицензии, как единичных экземпляров без цели коллекционирования оружия, в целях самообороны либо для занятий спортом и в других целях, не запрещенных ФЗ Об оружии, а также обязательное указание цели приобретения данных видов оружия при их приобретении. Это означает наличие права лиц без гражданства на свободное приобретение и на иной оборот наравне с гражданами видов гражданского оружия, приобретение которых не ограничено, и право на свободный оборот, не включающий права на приобретение, видов гражданского оружия, приобретаемых без лицензии совершеннолетними гражданами РФ и (или) иностранными гражданами.
    Право лиц без гражданства на приобретение гражданского оружия, приобретаемого по лицензии на коллекционирование оружия или другим видам лицензий либо иным разрешительным документам, ФЗ Об оружии не предусмотрено, поскольку лицензия на коллекционирование оружия и многие другие виды лицензий на приобретение гражданского оружия могут быть выданы только гражданам РФ, при этом предусмотрен специальный вид лицензии на приобретение гражданского оружия, выдаваемый только иностранным гражданам, а иные разрешительные документы (разрешение на хранение и ношение охотничьего оружия или другие виды разрешений на хранение, ношение или использование оружия, указанные в ст. 13 ФЗ Об оружии), предусмотренные ФЗ Об оружии, могут быть выданы только гражданам РФ, имеющим лицензии на приобретение оружия и указанное в них оружие.
    В ФЗ Об оружии отсутствуют правила приобретения ряда видов гражданского оружия (спортивного метательного оружия, огнестрельного оружия, имеющего культурную ценность, но не являющегося антикварным и спортивного огнестрельного гладкоствольного короткоствольного оружия) и правила хранения, перевозки, сбыта (за исключением торговли) и передачи оружия, имеющего культурную ценность, и других видов оружия, не подлежащих регистрации в уполномоченном органе (спортивного огнестрельного гладкоствольного короткоствольного и метательного оружия, а также охотничьего холодного клинкового оружия), а также правила сбыта (за исключением торговли) патронов ко всем видам оружия, пороха и капсюлей. Поэтому необходимо введение четких правил оборота всех видов гражданского оружия, патронов к нему, пороха и капсюлей для соблюдения законных прав как всех охотников, так и других лиц, противодействия коррупции и упорядочивания правовых норм ФЗ Об оружии. При внесении вышеуказанных изменений следует учитывать, что усиление контроля за оборотом оружия (в особенности, холодного оружия) и ответственности за незаконные действия с оружием не может быть полностью эффективной мерой борьбы с преступностью без комплексного подхода к справедливому распределению как ограничений и запретов, так и мер ответственности наказаний за их нарушение.
    В законодательстве многих зарубежных стран отсутствуют подобные ограничения на приобретение оружия лицами без гражданства. При этом в части стран учитывается временное или постоянное проживание в стране иностранного гражданина или лица без гражданства.
    В частности, согласно положениям Закона Об оружии Белоруссии (ст. 14 и 15), постоянно проживающие в Белоруссии иностранные граждане и лица без гражданства имеют право на приобретение оружия в таком же порядке, в котором имеет право его приобретать гражданин Белоруссии, а временно пребывающие или временно проживающие в Белоруссии иностранные граждане лица без гражданства, имеют право на приобретение без лицензии всех видов оружия, которые имеют право приобретать без лицензии граждане, постоянно проживающие в Белоруссии, при этом по лицензии оружие приобретается временно пребывающими или временно проживающими в Белоруссии иностранными гражданами и лицами без гражданства в порядке, соответствующим порядку приобретения такого оружия иностранными гражданами, предусмотренному в РФ ФЗ Об оружии.
    В принятом 21 июня 2019 года Сенатом Узбекистана Законе Об оружии Узбекистана (до настоящего времени в Узбекистане отсутствовал закон об оружии) установлены аналогичные, содержащимся в Законе Об оружии Белоруссии, правила приобретения оружия иностранными гражданами, постоянно или временно проживающими в Узбекистане, и лицами без гражданства, постоянно проживающими в Узбекистане, но лица без гражданства, временно проживающие в Узбекистане, не указаны в перечне субъектов, имеющих право на приобретение оружия.
    Подобные правила приобретения оружия иностранными гражданами и лицами без гражданства, ограничивающие его приобретение только иностранным гражданам, временно проживающем в государстве, предусмотрены законодательством значительного числа стран мира, при этом в законодательстве различных стран мира часто предусматривается право любого лица на приобретение видов оружия, не представляющих большой степени опасности, на оборот которых в РФ установлены существенные ограничения или запреты.
    Учитывая меры наказаний, предусмотренные в УК РФ за преступления, совершенные с применением насилия, предметов, используемых в качестве оружия, и оружия, пресекать их совершение ужесточением контроля за приобретением и иным оборотом оружия и мер ответственности и наказания за незаконные действия с оружием невозможно, поскольку наказания за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека (ст. 111 УК РФ) и многие другие насильственные преступления не превышают 15 лет лишения свободы, а минимальное наказание, предусмотренное в ч. 2 ст. 105 УК РФ за любое квалифицированное убийство, составляет 8 лет лишения свободы. При этом суд не лишен права назначать менее строгие наказания (ст. 64 УК РФ) или применять условное осуждение (ст. 73 УК РФ).
    Максимальный срок лишения свободы для несовершеннолетних составляет 10 лет (ч. 6 ст. 88 УК РФ).
    Максимальные сроки лишения свободы за неоконченное преступление не могут превышать трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного за оконченное преступление (ч. 3 ст. 66 УК РФ). Смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначаются (ч. 4 ст. 66 УК РФ). Максимальный определенный срок лишения свободы за убийство составляет не более 20 лет, поэтому максимальные наказания за покушение на убийство не превышают 15 лет лишения свободы.
    Максимальный срок лишения свободы по совокупности преступлений не может превышать более чем наполовину максимальные его срок за наиболее тяжкое из совершенных преступлений (ч. 2 и 3 ст. 69 УК РФ), т.е. максимальные сроки лишения свободы по совокупности преступлений за преступления, за которые оно предусмотрено на сроки не более 15 лет, составляют не более 22,5 лет. Максимальные сроки лишения свободы по совокупности преступлений за преступления, за которые оно предусмотрено на срок не более 20 лет, составляют 25 и 30 лет, согласно положениям ч. 4 и 5 ст. 56 УК РФ.
    Максимальные сроки лишения свободы по совокупности приговоров за преступления, составляют 30 и 35 лет, согласно положениям ч. 4 и 5 ст. 56 УК РФ.
    Пожизненное лишение свободы не назначается женщинам, а также лицам, совершившим преступления в возрасте до восемнадцати лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора возраста 65 лет (ч. 2 ст. 57 УК РФ). При этом указанное наказание может быть назначено только, если оно предусмотрено за конкретное преступление, но за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека и многие другие насильственные преступления, не являющиеся оконченным квалифицированным убийством, оно не предусмотрено. Поэтому максимальными наказаниями за большинство преступлений для многих категорий осужденных является лишение свободы на определенные сроки, не превышающие вышеуказанных пределов.
    В законодательстве Российской империи, РСФСР, СССР и РФ до 1996 года были предусмотрены меньшие максимальные сроки лишения свободы, чем в УК РФ, поскольку максимальные определенные сроки каторги в законодательстве Российской империи составляли не более 20 лет до 1903 года и не более 15 лет - с указанного года. Отбытие данных сроков было условием замены бессрочной каторги ссылкой. При этом существовали степени наказаний, которые нельзя было повышать без обвинения в более тяжких преступлениях, а наказания за нанесение тяжких телесных повреждений не превышали 10 лет каторги.
    В законодательстве Российской империи (за исключением законодательства Великого Княжества Финляндского) убийство не было отнесено к наиболее тяжким преступлениям, поскольку смертная казнь не была предусмотрена за общеуголовные убийства, совершенные в мирное время, и многие другие виды убийств, но максимальные наказания, предусмотренные за наиболее тяжкие виды убийств, соответствовали наказаниям, часто назначаемым за наиболее тяжкие преступления и влекущим максимальные ограничения прав осужденных лиц, т.к. данными наказаниями являлись каторга или ссылка, назначаемые на максимальные определенные сроки (20 лет до 1903 года и 15 лет – с 1903 по 1917 годы) либо бессрочно.
    В УК РСФСР 1922 и 1926 гг. лишение свободы было предусмотрено на срок не более 10 лет. При этом смертная казнь не была предусмотрена как за нанесение тяжких телесных повреждений, так и за убийство.
    Сроки лишения свободы от 10 до 25 лет устанавливались, начиная с 1937 года, за другие преступления. При этом допускалось применение уголовного закона по аналогии, которое было запрещено в 1958 году.
    Смертная казнь за квалифицированное убийство была введена в 1954 году.
    О несправедливом распределении наказаний за убийство и другие преступления писал, в частности, С. В. Бородин в своей работе «Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву», опубликованной в 1994 году, указывая, что в законодательстве всех стран (за исключением бывшего СССР в 20–50-е годы) убийство признается наиболее тяжким преступлением.
    Данное утверждение во многом соответствует действительности, но необходимо учитывать как вышеуказанное распределение наказаний за убийство и другие преступления в уголовном законодательстве Российской империи, так и отнесение до принятия УК РСФСР 1960 года и УК РФ, а также в УК других стран постсоветского пространства, части деяний не к квалифицированным убийствам, а к иным составам преступлений (разбой, воинские преступления и т.п.) за совершение которых была предусмотрена смертная казнь и устанавливались сроки лишения свободы до 25 лет. При этом смертная казнь устанавливалась и за ряд видов квалифицированных убийств законодательством различных союзных республик.
    С 1958 года максимальные сроки лишения свободы составляли 10 лет для несовершеннолетних осужденных и для лиц, осужденных за преступления, за которые оно было предусмотрено на сроки не более 10 лет. Максимальный срок лишения свободы для совершеннолетних осужденных составлял 15 лет.
    Максимальное наказание за несколько преступлений не могло превышать максимального срока или размера наказания за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Максимальное наказание по нескольким приговорам не могло превышать 10 лет лишения свободы, а за преступления, за которые было предусмотрено более 10 лет лишения свободы – 15 лет лишения свободы (для совершеннолетних осужденных).
    Максимальный срок лишения свободы за нанесение тяжких телесных повреждений был увеличен с 10 до 12 лет в УК РСФСР 1960 г. (ч. 2 ст. 108 УК РСФСР), но в УК части союзных республик были сохранены прежние сроки лишения свободы за данное деяние (до 10 лет).
    С 1993 года лишение свободы на срок 15 лет стало максимальным наказанием, предусмотренным УК РСФСР для женщин, совершивших преступления в возрасте не моложе 18 лет, и для мужчин, достигших к моменту вынесения приговора возраста 65 лет, учитывая введение запрета на назначение смертной казни данным категориям осужденных.
    В 1996 году был введен мораторий на исполнение смертной казни, что означало установление 15 лет лишения свободы в качестве максимального уголовного наказания для всех категорий осужденных, за исключением осужденных к смертной казни, которым она была в порядке помилования заменена лишением свободы, поскольку сроки лишения свободы, превышающие 15 лет, были предусмотрены УК РСФСР с 1986 года только для осужденных к смертной казни, которым ее заменяли лишением свободы в порядке помилования. Поэтому назначение судом за наиболее тяжкие преступления лишения свободы, обжалование приговора к смертной казни или пересмотр указанного приговора означали осуждение виновного лица к лишению свободы на срок не более 15 лет.
    С 1999 года Постановлением Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. N 3-П введен мораторий на назначение смертной казни, поэтому максимальным наказанием, которое суд вправе назначить любому совершеннолетнему осужденному за наиболее тяжкие преступления, совершенные во время действия УК РСФСР 1960 г., является лишение свободы сроком на 15 лет.
    Таким образом, проблема справедливого распределения наказаний за преступления по степени опасности конкретных преступлений существовала и в прошлом. При этом она усугублялась сокращением сроков лишения свободы за наиболее опасные преступления и сохранением либо введением таких же сроков лишения свободы за ненасильственные преступления или различные деяния, которые впоследствии были декриминализированы.
    Это свидетельствует о том, что борьба с насильственной преступностью была осложнена несправедливым распределением наказаний за преступления, которое полностью не устранено и в настоящее время, поскольку УК РФ не содержит необходимых четких критериев как установления за преступление наказания в виде лишения свободы и его максимальных сроков, так и определения самого понятия преступления как общественно опасного деяния, учитывая отсутствие в УК РФ запретов на установление наказания в виде лишения свободы на любые сроки, предусмотренные УК РФ, за ненасильственные преступления, не повлекшие тяжких последствий, и на отнесение к преступлениям противоправных деяний, не причинивших вреда или причинивших незначительный вред.
    Поэтому для пресечения вооруженной и иной насильственной преступности в целях защиты людей от таких преступных посягательств необходимо справедливое распределение наказаний за насильственные преступления по тяжести наступивших последствий и четкое отграничение по видам, срокам и размерам наказаний ненасильственных преступлений, не повлекших наступления тяжких последствий, от насильственных преступлений и любых преступлений, повлекших тяжкие последствия.
    Недостатки распределения наказаний за преступления и другие противоправные деяния в законодательстве различных государств часто отмечались учеными различных государств.
    В частности, Ш. Монтескье в своем трактате «О духе законов» писал, что не следует смешивать преступлений с мелкими нарушениями полицейских правил, совершаемыми изо дня в день, указывая, что у полиции нет времени на проведение тщательного расследования дел о каждом нарушении и совершенно противно природе вещей, когда злоупотребляющий оружием не несет большей ответственности, чем тот, кто только его носит при себе, что имеет место в одной итальянской республике (Венеции).
    Монтескье также писал в указанном сочинении о недопустимости применения одинаковых наказаний к лицам, совершившим воровство или убийство, указывая, что в Китае разбойников положено рассекать на части, а простых воров - нет, поэтому там воруют, но не убивают, а в Московском государстве, где воров и убийц наказывают одинаково, грабеж всегда сопровождается убийством, чтобы не оставлять в живых свидетелей преступлений, но в Англии не убивают, потому что воры могут надеяться на ссылку в колонии, а убийцы – нет.
    Данное утверждение Монтескье можно отнести к любому несправедливому распределению наказаний за убийства и другие преступления, учитывая распространенность строгих наказаний, являющихся альтернативами смертной казни или устанавливаемых вместо смертной казни, к которым в настоящее время отнесены пожизненные и близкие к ним сроки лишения свободы, и опасность отбывания наказания вместе с преступниками, склонными к совершению убийств, а также другие негативные последствия осуждения за наиболее тяжкие преступления или к наиболее строгим уголовным наказаниям.
    Проблемы, указанные Монтескье, остаются нерешенными и настоящее время, поскольку несправедливое распределение наказаний за различные нарушения и преступления встречается в законодательстве различных стран мира.
    В целях правильного разделения мер ответственности за противоправные деяния, учитывая отличие преступлений от иных правонарушений по признаку общественной опасности (ч. 1 ст. 14 УК РФ), отсутствие которой исключает отнесение к преступлениям деяний, формально предусмотренных УК РФ (ч. 2 ст. 14 УК РФ), необходимо отграничение преступлений от других противоправных деяний, для которого требуется введение определения общественной опасности деяния и постепенная декриминализация ненасильственных преступлений, не повлекших тяжких последствий.
    Важным для оценки степени влияния ограничений на оборот оружия на рост насильственной преступности является тот факт, что во время отсутствия существенных ограничений на оборот оружия часто не происходило ни роста преступности, ни массовых беспорядков и революций, ни войн, а во времена, в которые они происходили, оборот оружия мог быть сильно ограничен до наступления данных событий и полностью запрещен после их наступления, но сохранение или установление ограничений и запретов на оборот различных видов оружия не влияло на изменение роста преступности во время данных событий.
    Не влияли на ухудшение криминогенной обстановки в государстве и такие факторы как отсутствие уголовной ответственности за незаконный оборот оружия или его декриминализация.
    В частности, в законодательстве Российской империи не предусматривалось ответственности за любой незаконный оборот оружия, а многие нарушения правил его оборота (включая хранение и ношение запрещенного оружия) являлись уголовными проступками или другими нарушениями, не относимыми к преступлениям.
    В Уголовном Уложении Великого Княжества Финляндского, являвшегося автономной территорией в составе Российской империи, ответственность за любые нарушения правил оборота оружия и оборот запрещенного оружия не предусматривалась. При этом ответственность была предусмотрена за производство выстрела в нарушение установленных правил и в случаях, когда могут пострадать люди, и за противоправное применение или попытку применения против другого человека оружия, ножа, меча или иного опасного для жизни человека предмета.
    В СССР незаконный оборот всех видов огнестрельного оружия был декриминализирован с 1924 по 1926 год, а незаконный оборот всех видов огнестрельного гладкоствольного оружия – с 1932 по 1933 год, при этом незаконный оборот охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом был криминализирован в РСФСР и части других союзных республик в 1961 году, а на общесоюзном уровне – в 1974 году.
    В УК Эстонской ССР до 1974 года была предусмотрена ответственность лишь за заведомо незаконный оборот огнестрельного оружия, за исключением гладкоствольного охотничьего, боеприпасов и взрывчатых веществ (ст. 206), а максимальное наказание за его совершение не превышало 1,5 лет лишения свободы. В 1974 году данные положения УК Эстонской ССР были отменены общесоюзным законом, установившим за незаконный оборот огнестрельного оружия, за исключением гладкоствольного охотничьего, боеприпасов и взрывчатых веществ лишение свободы на срок до 5 лет и отменившим признак заведомости незаконного оборота указанных предметов. Ответственность за незаконные действия с холодным оружием в УК Эстонской ССР не предусматривалась. Незаконный оборот охотничьего огнестрельного гладкоствольного оружия не являлся преступлением в СССР и РФ до вступления в силу УК РФ 1996 г. В РФ незаконный оборот всех видов огнестрельного гладкоствольного оружия был декриминализирован с 2003 по 2004 год, а незаконный оборот гражданского огнестрельного гладкоствольного короткоствольного оружия и незаконный сбыт гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия – с 2003 по 2011 год.
    Вышеизложенное свидетельствует об отсутствии опасности в самих фактах отмены ограничений на оборот различных видов оружия или декриминализации их незаконного оборота. При этом наличие существенных ограничений и запретов на оборот оружия делает законопослушных граждан и лиц без гражданства уязвимыми перед преступниками, нападающими как с применением оружия, так и без его применения, поскольку преступники, осознавая общую невооруженность населения, могут совершать любые тяжкие преступления. При этом наиболее строгие ограничения на оборот оружия и наказания за его незаконный оборот (в особенности, наказание в виде лишения свободы, установленное за незаконные действия с оружием, не сопряженные с совершением насильственных преступлений и не повлекшие тяжких последствий) могут провоцировать преступников на совершение наиболее тяжких преступлений, включая умышленное причинение наиболее тяжкого вреда здоровью человека или убийство.
    Количество несчастных случаев с оружием может возрастать именно при наличии существенных ограничений и запретов на его оборот, поскольку рост числа лиц, не имеющих доступа к оружию, влечет уменьшение оружейной грамотности населения и снижение культуры обращения с оружием, что увеличивает количество несчастных случаев, происходящих по причине незнания правил обращения с оружием и принципов работы различных видов оружия лицами, у которых оружие оказалось в наличии по законным или незаконным основаниям (например, наследование, находка, незаконные покупка, получение в дар, иное получение в собственность, временное получение оружия или завладение оружием нападающего и его использование для самообороны либо задержания преступника), а наличие уголовной ответственности и наказания в виде лишения свободы за незаконный оборот оружия, не повлекший тяжких последствий, в особенности, за незаконные хранение, сбыт, передачу или перевозку оружия влечет рост количества случаев выбрасывания оружия, его оставления в различных местах или уничтожения лицами, опасающимися привлечения к уголовной ответственности, лишения свободы и иных опасных для себя последствий незаконного оборота оружия или его выдачи представителям власти.
    Выбрасывание, иное оставление оружия или его уничтожение не влекут уголовной ответственности по нормам УК РФ и являются началом течения сроков давности привлечения к административной или уголовной ответственности за незаконные хранение, ношение или перевозку оружия. Течение сроков давности привлечения к ответственности за иные незаконные действия с оружием происходит независимо от совершения вышеуказанных действий по прекращению владения оружием.
    Добровольная сдача оружия не является эффективной мерой противодействия преступности, поскольку она отнесена к видам деятельного раскаяния (ст. 75 УК РФ), т.е. к нереабилитирующему основанию прекращения уголовного преследования. При этом деяния, предусмотренные ч. 1 и 4 ст. 222 и 223 УК РФ, и ряд других деяний, предусмотренных нормами Особенной части УК РФ, освобождение от уголовной ответственности за которые возможно в случае добровольной сдачи предмета преступления, отнесены к преступлениям небольшой и средней тяжести, т.е. к преступлениям, освобождение от уголовной ответственности за которые в связи с деятельным раскаянием возможно во всех случаях, поэтому отдельного указания в нормах о них не требуется.
    Деяния, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 222 и 223 УК РФ, и целый ряд других деяний, предусмотренных нормами Особенной части УК РФ, отнесены к тяжким преступлениям, т.е. к деяниям, которые могут быть переведены судом в категорию преступлений средней тяжести на основании положений ч. 6 ст. 15 УК РФ. При этом применение освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием не зависит от признания сдачи предмета преступления добровольной или от наличия самого факта его сдачи, учитывая положения ст. 75 УК РФ, дающей право на применение освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием ко всем лицам, совершившим преступление небольшой или средней тяжести впервые, и к лицам, совершившим более тяжкие преступления, если в соответствующих нормах Особенной части УК РФ предусмотрены примечания об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.
    Таким образом, если лицо впервые совершило преступление небольшой или средней тяжести либо тяжкое преступление, переведенное судом в категорию преступлений средней тяжести или преступление, отнесенное к категории тяжких или особо тяжких, в норме о котором содержится примечание об освобождении от уголовной ответственности в связи с добровольной сдачей предмета преступления или иными действиями, указывающими на деятельное раскаяние, оно подлежит освобождению от уголовной ответственности в случае признания сдачи предмета преступления добровольной, но лишь может быть освобождено от уголовной ответственности при отсутствии признака добровольности сдачи указанного предмета или факта его сдачи, а в случае повторного совершения преступления небольшой или средней тяжести либо совершения тяжкого преступления, оставленного судом в данной категории, или особо тяжкого преступления, лицо освобождается от уголовной ответственности только в том случае, если норма о преступлении содержит примечание об освобождении от уголовной ответственности в связи с добровольной сдачей предмета преступления или иными действиями, указывающими на деятельное раскаяние.
    Подобное распределение оснований освобождения от уголовной ответственности указывает на самостоятельную природу добровольной сдачи предмета преступления, которая может и не происходить в случае деятельного раскаяния, что не препятствует ее отнесению к реабилитирующим основаниям прекращения уголовного преследования. При этом Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 2019 года N 15, внесшим изменения в Постановление N 5 от 12 марта 2002 года, «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств», указано, что добровольная сдача огнестрельного оружия и других предметов, указанных в статьях 222 - 223.1 УК РФ, не означает отсутствие в деянии состава преступления, поэтому прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования в соответствии с примечаниями к этим статьям не влечет реабилитацию лица, совершившего преступление. Ранее встречались случаи признания Верховным Судом РФ добровольной сдачи оружия реабилитирующим основанием прекращения уголовного преследования.
    В частности, в 2010 году было вынесено кассационное определение Верховного Суда Российской Федерации от 3 марта 2010 г. № 83-О10-2, которым дело о незаконном хранении огнестрельного оружия (обреза) было прекращено за отсутствием состава преступления именно в связи с добровольной сдачей оружия (добровольным сообщением о месте хранения обреза, о котором органы ранее не знали, что указывало на возможность его дальнейшего незаконного хранения). При этом обрез являлся орудием покушения на убийство и разбоя, за совершение которых было осуждено лицо, добровольно сдавшее его, т.е. незаконный оборот обреза можно было считать общественно опасным деянием, что означает наличие состава преступления, но определение общественной опасности отсутствует, поэтому вопрос о ее наличии в деянии является спорным.
    В 2011 году Верховным Судом РФ было вынесено определение № 88-О11-21 от 30 июня 2011 г., оставившее в силе постановление Томского областного суда от 8 апреля 2011 г. о прекращении уголовного дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 222 и ч. 2 ст. 223 УК РФ, в отношении осужденных Тимченко и Костина за отсутствием в их деяниях состава преступления в связи с добровольной сдачей обрезов. При этом обоснованием прекращения уголовного дела по реабилитирующему основанию Верховным Судом послужил п. 16 постановления Пленума Верховного Суда от 29 апреля 1996 г. №1 «О судебном приговоре» (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. №7), указывающий, что суд при установлении в судебном заседании обстоятельств, влекущих освобождение лица от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса (например, к ст. ст. 291, 222 УК РФ), прекращает дело на основании примечания к той или иной статье уголовного закона, что обоснованно было сделано судом первой инстанции.
    Делая вывод из п. 16 постановления Пленума Верховного Суда от 29 апреля 1996 г., Верховный Суд в своем Определении указал, что при таких обстоятельствах дело прекращается на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, в связи с чем судом обоснованно признано за Тимченко и Костиным право на реабилитацию.
    Таким образом, Верховный Суд РФ изменил свою позицию относительно добровольной сдачи предмета преступления как основания прекращения уголовного преследования, но не был учтен факт наличия различных обстоятельств добровольной сдачи, которые могут свидетельствовать об отсутствии в деянии состава преступления.
    Данным Постановлением не учитывается необходимость доказывания фактов совершения конкретных незаконных действий с оружием и другими предметами преступлений, предусмотренных ст. 222 – 223.1 УК РФ, и отсутствие общественной опасности незаконного оборота предметов в случае добровольной сдачи оружия или других предметов, находящихся в незаконном обороте, если их незаконный оборот не повлек тяжких последствий, не был соединен с совершением вооруженных преступлений и не влек опасности для других лиц в процессе его совершения (в особенности, если оружие хранилось с соблюдением условий безопасного хранения или в непригодном для использования по назначению состоянии либо незаконно носились, перевозились, передавались или сбывались предметы, находящиеся в законном

    владении лица, совершающего указанные деяния с правомерной целью либо сообщившего об их совершении органам власти или публично).
    Добровольно сданными могут быть не только предметы преступления, но и предметы, находившиеся в законном обороте или оказавшиеся в незаконном владении при обстоятельствах необходимой обороны, задержания преступника или крайней необходимости, исключающих преступность и наказуемость деяния, при этом возможны и другие случаи исключения преступности деяния такие как: отсутствие у лица умысла на незаконный оборот оружия или других предметов преступления либо хранение, ношение и иной оборот обнаруженных лицом указанных предметов в целях их передачи органам власти (в особенности, если возникает необходимость своевременной и безопасной для других лиц передачи оружия или другого опасного предмета преступления органам власти), а также малозначительность незаконного оборота оружия или другого предмета преступления (незаконный оборот одного или нескольких патронов к оружию, совершенный лицом, не имеющим оружия под указанные патроны, незаконный оборот неисправного оружия или оружия без патронов к нему, незаконный оборот маломощных карманных пистолетов, иного маломощного оружия или оружия, не предназначенного для использования современных типов и моделей унитарных патронов, патронов к указанным видам оружия, если незаконный оборот указанных видов оружия не повлек наступления тяжких последствий или не был соединен с совершением вооруженных преступлений, незаконный оборот оружия, патронов к оружию и пороха и других взрывчатых веществ, предназначенных для использования в оружии, совершенный законным владельцем указанного или иного оружия, если он не повлек тяжких последствий, наступивших по вине владельца оружия, и не был соединен с передачей оружия лицам, заведомо для владельца оружия, использующих их для совершения вооруженных преступлений, или с их использованием при совершении вооруженных преступлений самим владельцем оружия, и иной оборот предметов, не представляющий общественной опасности).
    По вопросу применения понятия малозначительности деяния к нормам УК РФ о незаконном обороте оружия Верховный Суд в Постановлении Пленума от 11 июня 2019 года N 15 дополнил Постановление Пленума от 12 марта 2002 года N 5 пунктом 22.1, содержащим указание на то, что необходимо обратить внимание судов, что при правовой оценке действий, предусмотренных частью первой или четвертой статьи 222 УК РФ, судам следует исходить из положений части второй статьи 14 УК РФ о том, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. При решении вопроса о том, является ли деяние малозначительным, судам необходимо учитывать, например, совокупность таких обстоятельств, как количественные характеристики (хранение нескольких патронов) и качественные показатели предмета, мотив и цель, которыми руководствовалось лицо, поведение, предшествующее совершению деяния и (или) в период совершения деяния.
    При введении данного указания Верховный Суд не уточнил необходимые критерии малозначительности незаконного оборота оружия, в особенности, если он совершен законными владельцами оружия, имеющими необходимые разрешительные документы, либо в отношении холодного оружия или различных видов холодного, метательного, газового и огнестрельного оружия, которые приобретаются без лицензии и (или) не подлежат регистрации в уполномоченном органе. При этом Верховный Суд указал только на примерные критерии малозначительности деяний, предусмотренных ч. 1 и 4 ст. 222 УК РФ, указав только четкий количественный критерий малозначительности деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, - хранение нескольких патронов, несмотря на то, что деяния, предусмотренные ч. 2 и 3 ст. 222, и ст. 223, 226 и 226.1 УК РФ, также могут быть признаны малозначительными, поскольку в ч. 2 ст. 14 УК РФ и в других нормах УК РФ и иных законодательных актах, имеющих не меньшую юридическую силу, чем УК РФ, и не противоречащих его положениям, отсутствуют четкие критерии общественной опасности и малозначительности деяния и запреты признания малозначительными каких-либо деяний, предусмотренных УК РФ, поэтому деяния, содержащие формальный состав преступления, наступление уголовной ответственности за совершения которых не зависит от наступления тяжких последствий или причинения определенного вреда каким-либо субъектам правоотношений, включая деяния, предусмотренные ч. 2 и 3 ст. 222 и ст. 223, 226 и 226.1 УК РФ, могут быть признаны малозначительными и суды обязаны исследовать все обстоятельства, указывающие на малозначительность любых деяний, связанных с незаконным оборотом оружия.
    Вышеизложенные проблемы правильного применения ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ не были учтены Верховным Судом РФ, но постановления Пленума Верховного Суда РФ не имеют силы закона, поэтому в случае их противоречия закону или наличия в них нечетких формулировок применению подлежит закон (УК РФ, КоАП РФ, ГК РФ, ФЗ Об оружии и др.), а не указанные постановления.
    Признание деяния, предусмотренного УК РФ, малозначительным в большинстве случаев его совершения означает отсутствие в нем общественной опасности или ее утрату в связи с различными обстоятельствами и свидетельствует о необходимости декриминализации такого деяния. О необходимости декриминализации деяния свидетельствуют и отсутствие уголовной ответственности за сходные многим признакам деяния, явно не отличающиеся по степени опасности от криминализированного деяния, и разрешение законом совершения конкретных действий в отношении предметов, не предусмотренных нормой УК РФ, но представляющих не меньшую опасность, чем предметы, указанные действия с которыми ограничены или запрещены законом, а за незаконное их совершение предусмотрена уголовная ответственность.
    При наличии вышеуказанных обстоятельств сохранение уголовной ответственности за деяние теряет смысл и может влечь только рост числа лиц, осужденных за совершение преступлений.
    Применительно к ч. 4 ст. 222 и ст. 223 УК РФ добровольная сдача предметов, в них указанных возможна после совершения покушения на незаконный сбыт конкретных видов оружия или незаконного изготовления холодного, метательного, газового или огнестрельного оружия и других предметов, указанных в ст. 223, незаконных ремонте или переделке части данных предметов либо снаряжении патронов к огнестрельному оружию ограниченного поражения либо газовому оружию. При этом для выявления наличия состава преступления необходимо установить лицо, время и место совершения покушения на незаконный сбыт предмета или его незаконного изготовления и умысел на совершение именно незаконных действий, а также доказать наличие в совершенном деянии общественной опасности. Это может быть очень затруднительно, учитывая отсутствие общественной опасности в действиях лица, выдавшего предмет, который оно пыталось незаконно сбыть или изготовило, и сложность доказывания конкретных времени и места совершения покушения на незаконный сбыт или изготовления предмета, а также наличия общественной опасности во время совершения указанных деяний, в особенности, если иные действия с предметами являются законными или не влекут уголовной ответственности. Данные сложности могут быть обусловлены отсутствием достоверных сведений, самооговором, иными ложными показаниями и другими причинами.
    Освобождение от ответственности за незаконные действия с оружием может быть эффективной мерой, стимулирующей выдачу оружия органам власти, только, если добровольная сдача оружия или иного предмета преступления будет отнесена к реабилитирующим основаниям прекращения уголовного преследования, а критерии добровольности сдачи предметов преступления будут позволять без опасности привлечения к ответственности или возникновения иных негативных правовых последствий, связанных с нарушениями правил оборота оружия, выдать их при задержании, в ходе производства обыска или иного изъятия оружия. В особенности, необходимо полное исключение негативных правовых последствий, связанных с незаконными действиями с оружием, при незнании лица об отнесении предметов, обнаруженных у него представителями власти, к ограниченным в обороте или запрещенным к обороту оружию или патронам, или их передаче в целях выдачи органам власти должностному или иному лицу, обязанному сообщить об оружии органам власти или выдать его либо изъявившему желание это сделать.
    Поэтому добровольную сдачу следует отнести к реабилитирующим основаниям, исключающим привлечение к ответственности и учет лица, сдавшего предмет, как лица, совершившего преступление или административное правонарушение, а отнесение добровольной сдачи к нереабилитирующим основаниям прекращения уголовного преследования, наличие возможности привлечения лица, добровольно сдавшего оружие, к административной ответственности за незаконные действия с ним и исключение добровольности сдачи в случае изъятия оружия при задержании лица или совершении других действий, направленных на обнаружение и изъятие оружия, могут способствовать именно незаконному избавлению от оружия, в особенности, его выбрасыванию, иному оставлению или уничтожению, а не его выдаче органам власти.
    Отнесение всех видов деятельного раскаяния к нереабилитирущим основаниям прекращения уголовного не вполне логично и справедливо, учитывая различные последствия совершения деяний, предусмотренных нормами особенной части УК РФ, и отсутствие общественной опасности в действиях лица, признавшегося в совершении преступления, не причинившего значительного вреда, или возместившего незначительный вред, либо устранившего последствия преступления сразу после его совершения и не допустившего наступления более опасных последствий. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием не может быть применено в случае установление малозначительности совершенного деяния, учитывая положения ч. 2 ст. 14 УК РФ, исключающей отнесение малозначительных деяний к преступлениям, но признание в преступлении, не причинившем вреда, возмещение незначительного вреда или ускоренное возмещение вреда и устранение иных последствий преступления указывает именно на малозначительность деяния. Это создает конфликт правовых ном УК РФ о понятии преступления и деятельном раскаянии, что требует внесение изменений в УК РФ, уточняющих понятие общественной опасности деяния и деятельного раскаяния. При этом частичное или полное отнесение деятельного раскаяния к реабилитирующим основаниям прекращения уголовного преследования будет только стимулировать возмещение причиненного вреда и иное устранение последствий преступления, а также отказ от преступной деятельности, поэтому необходимо внесение данных изменений.
    Отдельная уголовная ответственность за незаконный оборот оружия, повлекший совершение вооруженных преступлений или иные тяжкие последствия, и общая уголовная ответственность за незаконное применение оружия в УК РФ отсутствуют. При этом наступление тяжких последствий и совершение преступлений с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, являются отягчающими обстоятельствами (п. «б» и «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ) и учитываются при назначении наказаний за конкретные преступления. Незаконное применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, отнесено к криминообразующим или квалифицирующим признакам различных преступлений. В ст. 224 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за небрежное хранение огнестрельного оружия, создавшее условия для его использования другим лицом, если это повлекло смерть человека или иные тяжкие последствия. Ответственность по данной норме УК РФ несет только законный владелец огнестрельного оружия, поэтому незаконный владелец такого оружия не подлежит специальной уголовной ответственности в случае наступление тяжких последствий в результате использования оружия другим лицом. При этом незаконный владелец видов огнестрельного оружия, ответственность за незаконный оборот которых предусмотрена ч. 1 – 3 ст. 222 УК РФ, несет уголовную ответственность по ч. 1 – 3 ст. 222 УК РФ с учетом наступления тяжких последствий как отягчающего обстоятельства, но незаконный владелец гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия и огнестрельного оружия ограниченного поражения не несет уголовной ответственности, поскольку за незаконное хранение и многие другие незаконные действия с указанными видами огнестрельного оружия уголовная ответственность не предусмотрена и незаконной оборот оружия, повлекший наступление тяжких последствий отдельной уголовной ответственности не влечет.
    Данный пробел в законодательстве об ответственности за незаконный оборот оружия способствует незаконному обороту оружия и нарушает принцип справедливости, в особенности, учитывая наличие в ФЗ Об оружии очень широкого перечня категорий лиц, не имеющих права на приобретение оружия, приобретаемого по лицензии, или всех видов оружия, предусмотренных ФЗ Об оружии, включающего лиц без гражданства, и установление излишне строгих ограничений на приобретение части видов оружия или всех видов оружия, приобретаемых по лицензии или разрешению, для многих категорий граждан, в особенности, иностранных граждан.
    Усугубляется данный законодательный пробел тем, что наказания, предусмотренные за небрежное хранение огнестрельного оружия, создавшее условия для его использования другим лицом, повлекшее тяжкие последствия, являются менее строгими, нежели наказания, предусмотренные за незаконный оборот огнестрельного и иного оружия в ст. 222 и 223 УК РФ, а по ч. 1 – 3 ст. 222 УК РФ не может быть назначено более строгого наказания, нежели наказания, предусмотренные незаконный оборот оружия как повлекший, так и не повлекший наступления тяжких последствий. При этом возможность назначения наиболее строго наказания (8 лет лишения свободы) будет определяться наличием признака совершения незаконного оборота огнестрельного оружия организованной группой, а наступление тяжких последствий формально не будет влечь назначения именно максимального наказания.
    Таким образом, если лицо допустило незаконное и небрежное хранение видов, огнестрельного оружия, незаконное хранение которых не влечет уголовной ответственности, которое повлекло использование оружия другим лицом и наступление тяжких последствий, то оно не будет подлежать таким же строгим наказаниям, какие предусмотрены в ч. 1 – 3 ст. 222 УК РФ, даже в случае принятия закона, дающего право привлечь его к ответственности по ст. 224 УК РФ, а лицо допустившее незаконное и небрежное хранение видов, огнестрельного оружия, незаконное хранение которых влечет уголовную ответственность, повлекшее использование оружия другим лицом и наступление тяжких последствий, не понесет более строго наказания, чем лицо, совершившее незаконный оборот указанных видов оружия, не повлекший наступления тяжких последствий.
    Следует отметить, что наказания, предусмотренные за незаконный оборот оружия в ст. 222 и 223 УК РФ, являются излишне строгими и более соответствуют наказаниям за незаконный оборот оружия и боеприпасов, повлекший тяжкие последствия, нежели наказаниям за незаконный оборот предметов, указанных в ст. 222 и 223 УК РФ, не повлекший данных последствий.
    Данный законодательный пробел может быть устранен только комплексными мерами, заключающимися в расширении перечня категорий лиц, имеющих право на приобретение оружия, и четкого разделения наказаний за незаконный оборот оружия, не повлекший наступления тяжких последствий, и как незаконный, так и законный его оборот, повлекший их наступление.
    В части распределения мер ответственности за незаконный оборот оружия и других опасных предметов, повлекший совершение вооруженных преступлений или наступление иных тяжких последствий, или их незаконное применение можно сделать вывод, что их отдельная криминализация не является обязательной, учитывая положения норм УК РФ о конкретных преступлениях, но необходимо справедливое распределение наказаний в конкретных нормах и четкое законодательное определение добровольной сдачи как реабилитирующего или нереабилитирующего основания прекращения уголовного преследования. При этом возможно отнести добровольную сдачу предметов преступления только к реабилитирующим основаниям прекращения уголовного преследования за незаконный оборот оружия и других предметов преступления по ст. 222, 223 и другим нормам Особенной части УК РФ о незаконном обороте различных предметов.
    Возможна и замена ответственности за незаконный оборот оружия и других предметов преступления ответственность только за несообщение властям о наличии у себя или в своем жилище огнестрельного оружия и других предметов, за незаконный оборот которых предусмотрена уголовная ответственность, или несдачу указанных предметов в срок, установленный властями.
    Подобная ответственность предусмотрена, например, в УК Италии, в котором наказуемыми деяниями являются несообщение властям об имеющихся у себя или в своем жилище взрывчатых или опасных воспламеняющихся веществ и несдачу их властям в установленный срок (ст. 679) и за указанные деяния, совершенные в отношении оружия и огнестрельных боеприпасов (ст. 697 и 698). Данные деяния, предусмотренные УК Италии, отнесены к уголовным проступкам, а не к преступлениям.
    Выбрасывание, иное оставление оружия или его уничтожение увеличивает количество совершения преступлений с применением оружия, возникновения несчастных случаев с оружием и иных опасных последствий, если оружие становится доступным неопределенному кругу лиц или лицу, которое не умеет обращаться с оружием или имеет намерение совершить насильственное преступление, либо если уничтожение оружия влечет наступление тяжких последствий.
    Введение уголовной ответственности за выбрасывание, иное оставление или уничтожение каких-либо видов оружия приведут не к снижению роста совершения данных деяний, а к его увеличению, сокрытию фактов владения оружием или его сбыта либо изготовления и к массовому привлечению различных лиц к уголовной ответственности. При этом привлечение к уголовной ответственности при избавлении от оружия возможно в случаях, предусмотренных нормами УК РФ для более широкого круга предметов (повреждение или уничтожение чужого имущества (ст. 167 УК РФ), культурных ценностей (ст. 243 УК РФ) и т.п.).
    Поэтому необходимо именно смягчение ответственности за незаконные действия с оружием (в особенности, если они не повлекли наступления тяжких последствий), снижение излишней строгости правил оборота оружия и его выдачи органам власти, а не дальнейшее ужесточение правил оборота оружия и усиление ответственности за их нарушение.
    Холодное оружие не представляет большей опасности, бытовые и иные предметы, не отнесенные к оружию, способные причинить тяжкий вред здоровью или смерть человеку, в случаях их использования в качестве оружия путем нанесения ими удара или их метания. Поэтому холодное оружие может быть применено при совершении насильственных преступлений точно также, как и широкий круг предметов, не отнесенных к оружию и находящихся в свободном обороте, а несчастные случаи с холодным оружием возможны при таких же обстоятельствах, при наличии которых возможно возникновение несчастных случаев с очень широким кругом предметов. Для предотвращения несчастных случаев с холодным оружием достаточно соблюдение элементарных требований безопасности, которые требуется соблюдать при обращении с любыми острыми или тупыми предметами, способными причинить вред здоровью.
    Это учтено многими административными регламентами выдачи лицензий на приобретение различных видов оружия, исключающими обязанность предоставления документов о прохождении проверки знания правил безопасного обращения с оружием заявителем, планирующим приобрести холодное клинковое оружие, предназначенное для ношения с национальными костюмами народов РФ или казачьей формой или сигнальное оружие, зарегистрировать кортик, выданный государственной военизированной организацией РФ ее сотруднику, ушедшему в отставку, либо унаследованный у указанного лица, или получить лицензию на коллекционирование оружия.
    Холодное оружие уступает по своей поражающей способности многим другим видам оружия, а отдельные его виды (кортики, стилеты, парадные кинжалы и шпаги) имеют меньшую поражающую способность, чем бытовые ножи, мачете, топоры и другие предметы хозяйственного назначения, распространенные в быту. Поэтому при совершении насильственных преступлений часто используется не холодное оружие, а бытовые ножи, топоры, обрезки труб, прутья арматуры, бутылки и другие предметы, не отнесенные к оружию, огнестрельное оружие, его копии (как отнесенные, так и не отнесенные к каким-либо видам оружия) и различные виды оружия самообороны, не предназначенные для причинения смерти человека. При этом случаи использования при совершении насильственных преступлений различных видов кортиков и антикварного оружия крайне редко встречаются в судебной практике. Экспертные критерии отнесения предметов к холодному оружию, предусмотренные законодательством РФ, являются завышенными и не соответствующими степени опасности конкретных предметов для жизни и здоровья человека, а методики проведения криминалистических экспертиз допускают повреждение предметов, что нарушает право всех лиц иметь имущество и означает фактическое наличие запрета на проведение криминалистических экспертиз холодного и иного оружия, имеющего культурную ценность, и сходных с ним предметов, учитывая наличие уголовной ответственности за повреждение или уничтожение культурных ценностей (ст. 243 УК РФ) и запрета на использование оружия, имеющего культурную ценность, для поражения цели, подачи сигналов, осуществления выстрела и иным способом, не связанным с хранением, коллекционированием, экспонированием указанного оружия и создающим угрозу его повреждения или уничтожения (ст. 24 ФЗ Об оружии).
    Таким образом, как являющиеся, так и не являющиеся холодным оружием предметы, учитывая их фактическую поражающую способность и возможность наличия у части их видов прочности и твердости клинка холодного оружия, представляют равную опасность для жизни и здоровья человека, что свидетельствует о необходимости отмены существующих экспертных критериев отнесения предметов к холодному оружию и ограничений на оборот холодного оружия как вида оружия, поскольку сохранение указанных критериев не может обеспечить защиту людей от противоправных посягательств, совершаемых с применением предметов, способных причинить тяжкий вред здоровью или смерть человеку и влечет ограничение прав граждан и лиц без гражданства, у которых обнаружено холодное оружие или конструктивно сходные с ним изделия, а отмена данных критериев без отмены ограничений на оборот холодного оружия повлечет увеличение количества случаев ограничения прав любых лиц и привлечения их к административной и уголовной ответственности за незаконные действия с холодным оружием, за которые она предусмотрена.
    При отмене данных критериев может быть допустимо сохранение ограничений лишь на ношение холодного оружия и его оборот в определенных местах, но равная опасность холодного оружия и многих других предметов и наличие ограничений на оборот предметов, не отнесенных к оружию, но представляющих опасность для жизни и здоровья человека, дают основания для полной отмены ограничений на оборот холодного оружия и сохранения ограничений на оборот любых колющих, режущих и других опасных предметов, предусмотренных законодательством РФ.
    Учитывая все вышеизложенное, необходимо предоставление любым лицам права на владение оружием, не представляющим повышенной опасности, в целях пресечения насильственных преступлений. При этом требуется предоставление права на свободное владение видами оружия, не представляющими большей опасности, чем бытовые предметы (всеми видами холодного оружия и видами газового оружия, не запрещенными к обороту), или уступающими по поражающей способности видам стандартного современного оружия, использующегося для защиты и нападения (всеми видами луков и арбалетов, видами метательного оружия, внешне сходными с огнестрельным оружием и видами пневматического оружия, дульная энергия которых не превышает 91 Дж, видами огнестрельного оружия ограниченного поражения, имеющими удельную энергию меньшую 0,3 Дж/мм2, огнестрельного оружия, имеющего удельную энергию равную или незначительно превышающую 0,5 Дж/2, или видами огнестрельного оружия, являющимися менее эффективными, чем стандартное современное огнестрельное оружия (дульнозарядным, однозарядным или малокалиберным огнестрельным оружием)) и предоставление права на свободное владение всеми видами гражданского оружия в опасных для жизни и здоровья людей ситуациях, создающих необходимость в наличии огнестрельного оружия.
    Внесение данных изменений позволит усилить защищенность всех лиц от преступных посягательств и исключить такие негативные правовые явления, как назначение равных наказаний лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие насильственные преступления, и лицам, совершившим менее тяжкие преступления, и привлечение к ответственности лиц, нарушающих правила оборота оружия по необходимости либо причине незнания законодательства или критериев отнесения предмета к конкретному виду оружия.

    Регион: Москва | Просмотров: 21 | Добавил: bukhalov | Рейтинг: 0.0/0 |



    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Москва, Президенту... © 2019
    Форма входа
    Логин:
    Пароль:
    Поиск
    Календарь
    «  Июль 2019  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031
    Архив писем
    Регионы
    Республика Адыгея [8]
    Республика Алтай [6]
    Республика Башкортостан [47]
    Республика Бурятия [10]
    Республика Дагестан [21]
    Республика Ингушетия [1]
    Кабардино-Балкарская Республика [6]
    Республика Калмыкия [2]
    Карачаево-Черкесская Республика [1]
    Республика Карелия [25]
    Республика Коми [14]
    Республика Крым [5]
    Республика Марий Эл [1]
    Республика Мордовия [5]
    Республика Саха (Якутия) [12]
    Республика Северная Осетия — Алания [10]
    Республика Татарстан [29]
    Республика Тыва (Тува) [3]
    Удмуртская Республика [15]
    Республика Хакасия [2]
    Чеченская Республика [3]
    Чувашская Республика [5]
    Алтайский край [19]
    Забайкальский край [16]
    Камчатский край [9]
    Краснодарский край [65]
    Красноярский край [30]
    Пермский край [26]
    Приморский край [26]
    Ставропольский край [36]
    Хабаровский край [16]
    Амурская область [23]
    Архангельская область [11]
    Астраханская область [6]
    Белгородская область [21]
    Брянская область [11]
    Владимирская область [16]
    Волгоградская область [23]
    Вологодская область [4]
    Воронежская область [24]
    Ивановская область [6]
    Иркутская область [22]
    Калининградская область [40]
    Калужская область [18]
    Кемеровская область [30]
    Кировская область [4]
    Костромская область [8]
    Курганская область [13]
    Курская область [20]
    Ленинградская область [30]
    Липецкая область [12]
    Магаданская область [3]
    Московская область [167]
    Мурманская область [11]
    Нижегородская область [23]
    Новгородская область [8]
    Новосибирская область [41]
    Омская область [22]
    Оренбургская область [16]
    Орловская область [5]
    Пензенская область [10]
    Псковская область [56]
    Ростовская область [84]
    Рязанская область [13]
    Самарская область [23]
    Саратовская область [60]
    Сахалинская область [10]
    Свердловская область [42]
    Смоленская область [6]
    Тамбовская область [9]
    Тверская область [45]
    Томская область [13]
    Тульская область [6]
    Тюменская область [9]
    Ульяновская область [17]
    Челябинская область [54]
    Ярославская область [7]
    Москва [865]
    Санкт-Петербург [63]
    Еврейская АО [6]
    Ненецкий АО [0]
    Ханты-Мансийский АО - Югра [11]
    Чукотский АО [1]
    Ямало-Ненецкий АО [9]
    Азербайджан [0]
    Армения [2]
    Беларусь [1]
    Грузия [1]
    Казахстан [6]
    Кыргызстан [1]
    Латвия [1]
    Литва [0]
    Молдова [4]
    Таджикистан [2]
    Туркменистан [0]
    Узбекистан [5]
    Украина [11]
    Эстония [0]
    Австралия и Океания [0]
    Азия [1]
    Африка [1]
    Европа [6]
    Северная Америка [2]
    Южная Америка [0]